***  
  Сыпь, гармоника. Скука... Скука...
  Гармонист пальцы льет волной.
  Пей со мной, паршивая сука,
  Пей со мной.

  Излюбили тебя, измызгали -
  Невтерпеж.
  Что ж ты смотришь так синими брызгами ?
  Иль в морду хошь ?

  В огород бы тебя на чучело,
  Пугать ворон.
  До печенок меня замучила
  Со всех сторон.

  Сыпь, гармоника. Сыпь, моя частая.
  Пей выдра, пей.
  Мне бы вон ту, сисястую -
  Она глупей.

  Я средь женщин тебя не первую...
  Немало вас,
  Но с такой вот, как ты, со стервою
  Лишь в первый раз.

  Чем больнее, тем звонче.
  То здесь, то там.
  Я с собой не покончу,
  Иди к чертям.

  К вашей своре собачей
  Пора простыть.
  Дорогая, я плачу,
  Прости... прости...
 
 
              ***
 
Пой же, пой. На проклятой гитаре
  Пальцы пляшут твои в полукруг.
  Захлебнуться бы в этом угаре,
  Мой последний, единственный друг.

  Не гляди на ее запястья
  И с плечей ее льющийся шелк.
  Я искал в этой женщине счастья,
  А нечаянно гибель нашел.

  Я не знал что любовь - зараза,
  Я не знал, что любовь - чума.
  Подошла и прищуренным глазом
  Хулигана свела с ума.

  Пой, мой друг. Навевай мне снова
  Нашу прежнюю буйную рать.
  Пусть целует она другова,
  Молодая красивая дрянь.

  Ах, постой. Я ее не ругаю.
  Ах, постой. Я ее не кляну,
  Дай тебе про себя я сыграю
  Под басовую эту струну.

  Льeтся дней моих розовый купол.
  В сердце снов золотых сума,
  Много девушек я перещупал.
  Много женщин в углах прижимал.

  Да! Есть горькая правда земли,
  Подсмотрел я ребяческим оком:
  Лижут в очередь кобели
  Истекающую суку соком.

  Так чего ж мне ee ревновать.
  Так чего ж мне болеть такому.
  Наша жизнь - простыня да кровать.
  Наша жизнь - поцелуй да в омут.

  Пой же, пой! В роковом размахе
  Этих рук роковая беда.
  Только знаешь, пошли их...
  Не умру я, мой друг, никогда
 

            ***
   Грубым дается радость.
   Нежным дается печаль.
   Мне ничего не надо,
   Мне никого не жаль.

   Жаль мне себя немного,
   Жалко бездомных собак.
   Эта прямая дорога
   Меня привела в каб
ак.

   Что ж вы ругаетесь, дьяволы ?
   Иль я не сын страны ?
   Каждый из нас закладывал
   За рюмку свои штаны.

   Мутно гляжу на окна.
   В сердце тоска и зной.
   Катиться, в солнце измокнув,
   Улица передо мной.

   А на улице мальчик сопливый.
   Воздух поджарен и сух.
   Мальчик такой счастливый
   И ковыряет в носу.

   Ковыряй, ковыряй, мой милый,
   Суй туда палец весь,
   Только вот с эфтой силою
   В душу свою не лезь.

   Я уж готов. Я робкий.
   Глянь на бутылок рать!
   Я собираю пробки -
   Душу мою затыкать.

                ***
   Ты меня не любишь, не жалеешь,
   Разве я немного не красив ?
   Не смотря в лицо, от страсти млеешь,
   Мне на плечи руки опустив.

   Молодая, с чувственным оскалом,
   Я с тобой не нежен и не груб.
   Расскажи мне, скольких ты ласкала ?
   Сколько рук ты помнишь ? Сколько губ ?

   Знаю я - они прошли, как тени,
   Не коснувшись твоего огня,
   Многим ты садилась на колени,
   А теперь сидишь вот у меня.

   Пусть твои полузакрыты очи
   И ты думаешь о ком-нибудь другом,
   Я ведь сам люблю тебя не очень,
   Утопая в дальнем дорогом.

   Этот пыл не называй судьбою,
   Легкодумна вспыльчивая связь, -
   Как случайно встретился с тобою,
   Улыбнусь, спокойно разойдясь.

   Да и ты пойдешь своей дорогой
   Распылять безрадостные дни,
   Только нецелованных не трогай,
   Только негоревших не мани.

   И когда с другим по переулку
   Ты пройдешь, болтая про любовь,
   Может быть, я выйду на прогулку,
   И с тобою встретимся мы вновь.

   Отвернув к другому ближе плечи
   И немного наклонившись вниз,
   Ты мне скажешь тихо: "Добрый вечер!"
   Я отвечу: "Добрый вечер, miss".

   И ничто души не потревожит,
   И ничто ее не бросит в дрожь,-
   Кто любил, уж тот любить не может,
   Кто сгорел, того не подожжешь.